Verification: bd224501b64b7d0e

Совет Федерации одобрил новую редакцию закона о рыболовстве


Совет Федерации одобрил новую редакцию закона о рыболовстве
Совет Федерации одобрил принятый 24 июня во втором и третьем чтении Государственной Думой федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования распределения квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов».

Некоторое время назад я высказывался по поводу законопроекта, который послужил основой для принятого во втором и третьем чтении Государственной Думой и одобренного Советом Федерации законодательного акта.

Могу повторить и сейчас свой вывод: «На 90% – нужные и правильные нормы, но не всегда увязанные с другими отраслями права. На 10% – спорные и непроработанные нормы, не всегда увязанные с экономической логикой и хозяйственной реальностью».

17 мая законопроект был внесён Правительством в Государственную Думу и 7 июня принят в первом чтении. За 17 дней – между 7 и 24 июня – законопроект был доработан и исправлен. Самое непосредственное – и, на мой взгляд, ключевое - участие в доработке законопроекта сыграли депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации. Именно депутатские и сенаторские поправки позволили уточнить важнейшие и резонансные правовые нормы законопроекта.

Какие?

В законопроекте №1073148-6 недостаточно чётко были сформулированы правовые нормы прямого действия, устанавливающие обязательность распределения 20 процентов квоты добычи (вылова) водных биологических ресурсов на инвестиционные цели только после введения в строй рыбопромыслового судна или рыбоперерабатывающего завода. Это создавало возможности для существенных нарушений при распределении водных биологических ресурсов.

Так, в соответствии с п.5 ст. 31 законопроекта предполагалось распределение квоты на инвестиционные цели путём заключения договоров, предусмотренных ст.33.7 законопроекта. В свою очередь указанные договоры должны заключаться ещё до введения в строй рыбопромыслового судна или рыбоперерабатывающего закона. В таком случае инвестиционная квота распределяется, а остальные виды квот сокращаются до введения в строй рыбопромыслового судна или рыбоперерабатывающего предприятия. Это означало изъятие части водных биологических ресурсов у пользователей до введения в строй рыбопромысловых судов и рыбоперерабатывающих предприятий.

Группа ченов Совета Федерации 15 июня внесла поправку, которая устанавливают обязательное наличие построенного рыбопромыслового судна или рыбоперерабатывающего завода в качестве основания для предоставления права на добычу (вылов) водных биологических ресурсов в инвестиционных целях. Поправка устраняла правовые основания для необоснованного сокращения квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов в целях осуществления промышленного рыболовства и прибрежного рыболовства до введения в строй рыбопромысловых судов и рыбоперерабатывающих заводов.

В ходе подготовки законопроекта ко второму и третьему чтению поправка членов Совета Федерации была доработана и одобрена Комитетом Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии. В результате в законопроект были внесены изменения: статья «Добыча (вылов) водных биоресурсов в инвестиционных целях», которая ранее имела порядковый номер 11.1, перешла в другую главу закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» и получила порядковый номер 29.3. В первую часть статьи 29.3 было добавлено, что добыча (вылов) водных биологических ресурсов в инвестиционных целях осуществляется «при условии введения в эксплуатацию и регистрации имущественных прав на объекты инвестиций в соответствии с законодательством Российской Федерации».



Часть первая статьи 29.3 была привязана к п.2 статьи 33.7, в соответствии с которым право на добычу (вылов) водных биологических ресурсов в инвестиционных целях предоставляется лицу при условии введения в эксплуатацию объекта инвестиций, имущественные права на который зарегистрированы в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Уточнение правового регулирования распределения квоты добычи (вылова) водных биоресурсов в инвестиционных целях устранило основу для распределения такой квоты под инвестиционный контракт, под обещание. Совершенно очевидно, что сроки строительства рыбопромысловых судов будут далеки от обещанных ОАО «ОСК». Свежее тому доказательство – история с непостройкой ледокола «Виктор Черномырдин». ОАО «ОСК» до сих пор не построила заказанный Росморречфлотом ледокол и 28 июня в Арбитражном суде Москвы начался судебный процесс. Росморречфлот требует оплатить неустойку за срыв сроков сдачи ледокола в размере 667 млн. рублей. Если ОАО «ОСК» не выполняет в срок заказ государственного ведомства, неужели заказы рыбодобывающих компаний будут выполнены в срок? Поэтому в закон и внесена норма о распределении инвестиционной квоты только под уже построенное судно.

Другой важной новеллой, внесённой в законопроект, стали поправки Ирины Яровой. Эти поправки устанавливают обязательную регистрацию лица, осуществляющего прибрежное рыболовство, на территории соответствующего субъекта Федерации.

Вообще, прибрежное рыболовство стало главным «нервом» дискуссии при обсуждении законопроекта в Комитете Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии и на пленарном заседании Государственной Думы. Это понятно. Россия – это очень большая страна. Прибрежные регионы сильно отличаются природными условиями, рельефом прибрежной полосы, ледовыми условиями прибрежных акваторий. В 2002 году учёные ВНИРО готовили проект Концепции развития прибрежного рыболовства в Российской Федерации и разделили все прибрежные регионы на четыре группы.

Первая – благоприятные круглый год для доставки уловов в свежем и охлаждённом виде на берег. Вторая – благоприятные в течение нескольких месяцев в году. Третья – неблагоприятная для доставки уловов. Четвёртая – пригодная только для экспедиционного лова и производства продукции на борту судна.

В законе предложен подход, который позволяет вернуть «прибрежному рыболовству» его изначальный смысл. Русский термин «прибрежное рыболовство» – довольно неудачный перевод термина «inshore fishery», который более точно отражает то, что наиболее значимой является направленность данной сферы деятельности – на берег, а не то, что она осуществляется где-то около берега.

Определение и закрепление понятия “прибрежное рыболовство” на нормативном правовом уровне является ключевым и абсолютно необходимым, ибо, не сделав этого, совершенно бессмысленно предпринимать какие-либо действия в области прибрежного рыболовства и, даже, обсуждать их, ибо не определено ни поле деятельности, ни предмет дискуссии. Одобренный Советом Федерации закон очищает понятие «прибрежное рыболовство» от юридических наслоений и не создаёт законодательных препятствий для ведения промысла теми предприятиями, которые производили из уловов прибрежных квот продукцию на борту рыбопромысловых судов. Такие предприятия получат возможность изменить вид рыболовства - с прибрежного на промышленное.

Что хотелось бы отметить: несмотря на бурную дискуссию вокруг законопроекта никто так не предложил внятный законопроект, альтернативный подготовленному Росрыболовством. Никто так и не предложил другой системный и логически увязанный законопроект. Было много пламенных выступлений, но мало сухих юридических формулировок. У.Шекспир написал пьесу «Много шума из ничего». Обсуждение новой редакции закона о рыболовстве часто напоминало эту пьесу.

Предложение фракции ЛДПР о национализации рыбной отрасли трудно считать экономически осмысленным, а законопроект фракции «Справедливой России» – не более чем несколько наспех собранных идей. Я уже говорил об законопроекте «Справедливой России»: «коррупционная продразвёрстка».

Конечно, пока закон не подписан президентом, ещё нельзя говорить о нём как о свершившемся законодательном факте, тем не менее считаю важным обратить внимание на сроки вступления в силу содержащихся в законе норм. Уже сейчас вижу, что многие не разобрались в статье 9 принятого закона.

Хочу обратить внимание на то обстоятельство, что некоторые важнейшие правовые нормы (например, одиннадцатый абзац пункта 13 статьи 1 принятого закона, содержащий норму о распределении квоты добычи (вылова) в инвестиционных целях путём заключения договоров о закреплении права на добычу (вылов) водных биоресурсов в инвестиционных целях) вступают в силу с момента опубликования.

Норма об обязательной прописке «прибрежников» вступает в силу с октября 2016 года и возникнет вопрос у предприятий, которые зарегистрированы в одном прибрежном регионе, но имеют доли прибрежной квоты в нескольких прибрежных регионах.

Все остальные ключевые нормы закона вступают в силу в промежуток между 1 января 2018 года и 1 января 2019 года.

Закон одобрен Советом Федерации – ждём решения главы государства.

Ждём начала совместной с Росрыболовством работы по подготовке предусмотренных законом постановлений Правительства.
Список просмотренных товаров пуст
Список сравниваемых товаров пуст
Список избранного пуст